Youth
Armenia
News
 
Меню сайта

газета армян России -Еркрамас-
Наш опрос
Оцените мой сайт
1. Отлично
2. Хорошо
3. Неплохо
4. Плохо
5. Ужасно
Всего ответов: 1934

Календарь

Статистика
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Главная » 2013 » Июль » 13 » Что произошло с «планом Гилмора»
23:30
Что произошло с «планом Гилмора»
  Сложившаяся в настоящее время ситуация по карабахской проблеме имеет достаточно определенный отправной этап развития политического процесса. Вместе с тем, ни сейчас, ни несколько ранее у армянских политических комментаторов, которые пытались называть себя политологами, не возникало мысли выстроить хронологическую схему попыток «урегулирования» карабахской проблемы. Во всяком случае, чаще всего приводятся публичные аспекты данного процесса, которые в части анализа не имеют ни смысла, ни подлинного содержания.
Примерно в середине осени 1999 года Госсекретарь США Мадлен Олбрайт потребовала у соответствующих подразделений ГосДепа предложений по урегулированию карабахской проблемы. Однако данные подразделения не сумели предложить реалистического проекта урегулирования. После этого разработка проекта была поручена различным аналитическим и экспертным учреждениям США. В результате данных усилий удалось собрать лишь отдельные экспертные оценки и характеристики сложившейся ситуации.
В данной работе участвовали аналитики и эксперты, как связанные с нефтяными лоббистскими кругами, так и проармянски настроенными аналитиками. Наиболее реалистический (по мнению ГосДепа) проект был предложен бывшим послом США в Армении Гарри Гилмором, который в настоящее время работает в образовательном учреждении дипломатической службы. Возможно в связи с тем, что Гарри Гилмор длительное время был связан с турецкими проблемами, его проект практически привязывался на проблему приоритетного урегулирования турецко-армянских отношений.
Идея заключалась в том, что в Южном Кавказе имеются две ключевые проблемы: российско-грузинская и турецко-армянская. Политика США и Западного сообщества должна быть направлена на то, чтобы еще более дистанцировать Грузию от России, предоставив ей необходимую политическую и финансовую поддержку, и одновременно урегулировать турецко-армянские отношения - как решающий фактор установления контроля США и НАТО над регионом Южного Кавказа.
По мнению Г.Гилмора (и возможно, его соавторов), карабахская проблема является производной от проблемы отношений Армении с Турцией, которые следует рассматривать в комплексе.
    Данный проект США предусматривает:
1.       Невозможность возвращения собственно Нагорного Карабаха под контроль Азербайджана;
2.       Невозможность анклавного существования Нагорного Карабаха и необходимость приращения к нему сопредельных территорий Лачинского района для обеспечения сообщения с Арменией;
3.       Неэффективность всех предыдущих подходов в урегулировании проблемы: пакетного и поэтапного, так как ни Азербайджан, ни Армения не готовы к данным подходам урегулирования;
4.       Создание «базового» подхода урегулирования на основе создания открытых для использования институциональных коммуникационных коридоров между Турцией, Арменией и Азербайджаном, достижение договоренностей в части развития экономических отношений до актов политического признания друг друга;
5.       Данные коммуникационные «коридоры» должны контролироваться ограниченными воинскими контингентами США, Турции, Франции, Греции, Норвегии, других стран НАТО;
6.       Предполагается создание четырех коммуникационных «коридоров»: Карс – Гюмри – Казах; Карс – Ерасх – Нахичеван – Мегри – Алят – Баку; Нахиджеван – Лачин – Степанакерт – Евлах. Возможно, данные маршруты не уточнены;
7.       На основе экономического сотрудничества достигаются общие договоренности по системе сосуществования и политико-экономической интеграции трех государств, при участии США и Европейского сообщества;
8.       Все имеющиеся и предполагаемые подходы урегулирования могут рассматриваться как вторичные по отношению к данному проекту, который выступает в качестве концептуального инструментария.
Таким образом, данный проект апеллировал к возможности решения экономических проблем Армении, Азербайджана и Турции. Нет сомнений в том, что именно Армения рассматривается как наиболее заинтересованная сторона в разблокировании коммуникаций. Данный проект предполагает вытеснение России из Южного Кавказа и установление контроля над отношениями Ирана с государствами региона. Проект предполагает создание системы урегулирования и сосуществования, а также представляет собой эксперимент по решению аналогичных проблем.
Данный проект был развернут в конце осени 1999 года и получил развитие по дипломатическим каналам в 2000 году. Следует отметить, что США не пытались пропагандировать или популизировать этот проект. Практически, данный проект не вышел за рамки весьма келейных политических контактов. При этом, имеются основания утверждать, что политическое руководство и дипломатическая служба Армении не поняла вполне значимости данного проекта. Конкретным функционерам казалось, что речь идет о неком частном проекте, направленном на улучшение отношений между конфликтующими сторонами. Была недооценена роль Турции, которая предполагается данным проектом.
В связи с данными целями США, следует определить место и роль Армении во внешнеполитической стратегии США. В настоящее время положение Армении весьма напоминает положение и роль Сирии на Ближнем Востоке. Не располагая значительными универсальными ресурсами, занимая уязвимое геополитическое положение, Сирия сохраняет свою ключевую роль в регионе благодаря разносторонней и многогранной политике, отстаивая интересы арабского мира, сохраняя статус ведущей региональной военной державой. За влияние в Сирии происходит борьба между ведущими арабскими государствами, США, ЕвроСоюзом, Россией и Ираном.
Представляя таким же образом место и роль Армении, понимая, что Армения - единственная страна Южного Кавказа, способная развивать высокие технологии, иметь боеспособную армию и поддержку одновременно и Запада, и Востока, США стремятся «зарезервировать» Армению на обозримую перспективу. Для США представляется важным фактором, что 1,5 млн.армян являются законопослушной, интегрированной частью американской нации. В связи с этим, какие-либо методы жесткого политического и экономического давления США на Армению исключается.
В настоящее время данный проект Г.Гилмора практически деактуализирован и, по всей вероятности, находится в резерве. Это вызвано и нежеланием США активно вмешиваться в южно-кавказские конфликты, которые американцы не рассматривают как опасные для их геостратегических и геоэкономических целей, и общими целями и намерениями политики новой республиканской администрации США.
В последние месяцы деятельности демократической администрации явно проявились принципы и подходы Республиканской партии. Администрация Дж.Буша была намерена прежде всего отстаивать интересы американских корпораций, и приемлемость различных политических режимов и ситуации рассматривала исключительно исходя из интересов национальной безопасности (что предусматривает ресурсообеспеченность, военную, оперативную, финансовую и информационную безопасность).
Идеологи правого крыла Республиканской партии, которые все более занимают ведущие позиции в партии, приводят примеры успеха германской и французской экономической экспансии, при отсутствии затрат на обеспечение политического присутствия в регионах Центральной Азии, в Иране и Ближнем Востоке. В рамках данной внешнеполитической идеологии, США стремятся несколько снизить уровень своей ответственности в Центральной Азии и, видимо рассматривают аналогичные варианты переосмысления своей политики в Южном  Кавказе.
Пока нет определенных признаков реализации данной внешнеполитической идеологии в отношении Южного Кавказа. Однако нужно понимать, что под «снижением уровня ответственности» мы понимаем только участие в обеспечении безопасности, а не политическое и информационное присутствие. США не собираются покидать данные регионы, которые рассматриваются как энерго-сырьевые. Данное стремление снизить уровень ответственности по регионам, несомненно, прослеживается и в политике вновь избранного Б.Обамы, но, видимо, потребуется некоторое время для подведения черты под легитимностью данной идеи.
Но именно общие и частные внешнеполитические задачи и приоритеты США обусловливали намерения администрации Дж.Буша на первом этапе ее работы. Как известно, Дж.Буш имел телефонную беседу с Ж.Шираком в 2001 году и предложил ему приложить усилия для достижения урегулирования карабахского конфликта. Признание Францией геноцида 1915 года позволяет США осуществлять более гибкую политику в отношении Турции.
США готовы признать геноцид 1915 года и тем самым совместно с ЕвроСоюзом создать условия осуществления контроля над Турцией. Это позволит привести Турцию к необходимости урегулирования отношений с Арменией, тем самым разрешить карабахскую проблему.
Следует отметить, что для США до прихода в Белый дом администрации Дж.Буша, представлялось совершенно бессмысленной и даже вредной деятельность ОБСЕ в целом и Минской группы в частности. Американцы даже считали, что деятельность ОБСЕ связана с определенными моментами коррупции. В целом же, США не приемлют «общеевропейскую политику» как таковую.
Разрешение карабахской и иных аналогичных проблем ОБСЕ приведет к повышению авторитета этой организации, и, возможно, позволит европейцам, особенно Франции и Германии, настаивать на развитии европейского атлантизма. В связи с этим, проект Г.Гилмора представляется инструментом нивелировки «общеевропейской политики».
Предложение Дж.Буша Ж.Шираку могло иметь целью разрушение любой политической диалоговой конструкции европейцев, направленной на урегулирование карабахского конфликта, а также демонстрацию европейцам тщетности разрешения подобных конфликтов на основе каких-либо «компромиссных» проектов, не учитывающих новые реалии, созданные войной. В этой связи мы можем предположить, что проекты территориальных обменов вновь будут актуализированы, но когда уже окончательно будут дискредитированы проекты, предусматривающие сохранение территориальной целостности Азербайджана.
Следует отметить, что модель так называемого «общего государства», одобренная Европейским парламентом, предложена не европейцами, а американцами Эдвардом Джериджяном и Питером Розенблатом. (Э.Джериджян один из политических проектировщиков, близкий к Республиканской партии, специалист по Ближнему Востоку). Данная модель практически позволила высветить девиантные идеи урегулирования и инициативы ОБСЕ.
В то время Франция, добившаяся огромных успехов в захвате авиационных и других высокотехнологических рынков, по существу, установила свой контроль над крупнейшим каспийским месторождением нефти Тенгиз, приобретя долю «Бритиш Петролеум», а также лидирует в разработке нефти и газа на Юге Ирана. Франция и Германия крайне заинтересованы в транспортировке иранского газа в Европу.
Правительства Франции и Германии, совместно с крупнейшими банками обеих стран, разрабатывали проект континентального газопровода Иран – Армения – Грузия – Черное море – Украина – Европа. США, несмотря на присутствие «иранского фактора», заинтересованы в снижении энергетической зависимости Европы от России. Проводимая в Европе либерализации цен на газ приведет к их повышению, что позволит обеспечить высокую рентабельность использования иранского газа. В связи с этим, Франция, как проводник общеевропейской политики, заинтересована в обеспечении стабильности в Армении и в Грузии, как наиболее уязвимых транзитных странах на маршруте газопровода. (Отметим, что обычно такие модульные газопроводы имеют пропускную способность до 75 млрд.куб. В настоящее время страны ЕвроСоюза потребляют 500 млрд.куб.м, из которых до 124 млрд.куб.м поступает из России).
Данные геоэкономические условия являлись базой для попыток ОБСЕ предложить Армении варианты уступок в Нагорном Карабахе в обмен на экономические выгоды.
Декларированные в Страсбурге Р.Кочаряном принципы урегулирования учитывают перспективы карабахского урегулирования, которые шокировали европейцев, но вполне устраивали американцев. Эти принципы предполагают уступки Азербайджану большей части занятых в 1993–94 годах территорий, ликвидацию Нагорно-Карабахской республики и присоединения Нагорного Карабаха с Лачинским районом к Армении. Принципы же «равносубъектности» и «международных гарантий», декларированные Р.Кочаряном, относятся, скорее, к модели «общего государства», которая не имеет теперь даже пропагандистское значение.
Возможно, следующее выражение будет воспринято как бурная фантазия или вызов, но все таки: политическое руководство Армении не имеет представления о подлинных политических процессах, происходящих в мире, это крайне опасно, но это реальность. Прошедшие 10 лет многое изменили в международной политике, и США совершенно не заинтересованы в разблокировании коммуникаций в тех направлениях, которые могут быть использованы Турцией для наращивания экспансии.
Политика США по сдерживанию Турции поддержана европейцами, хотя США продолжают игру на стремлении Турции быть принятой в Европейский Союз. Уже никто не пытается говорить о деблокировании Мегринского коридора и других транспортных направлений. Нет сомнений, что с подписанием договора о СНВ и об использовании коммуникаций в целях осуществления операций в Афганистане, роль карабахского фактора в международных отношениях, как рычага давления, снизится. 



Самое читаемое
Категория: Мнение | Просмотров: 605 | Теги: Что произошло с «планом Гилмора»
Форма входа
E-mail:
Пароль:

Поиск

Лента Новостей
Европейский союз решил сократить финансовую помощь Турции
Пашинян: Не будь Виген Саргсян протеже Сержа Саргсяна, то он не смог бы собрать и троих доверенных лиц
Скандал между Турцией и Нидерландами: Европу мутит от Эрдогана
В ближайшие годы премьер-министр ожидает инвестиции в Армении в размере 3,2 миллиарда долларов
Экс-защитник «Манчестер Юнайтед» похвалил Генриха Мхитаряна
Правительство Нидерландов назвало действия турецкого министра «безответственными»
Рейтинг@Mail.ru
Copyright Adamyan © 2017 Хостинг от uCoz